По старой памяти бывает,
Я меч из ножен достаю
И кожа ската согревает,
Ладонь шершавую мою

Он был единственным оплотом,
Постелью, другом и женой,
Мой меч пропахший конским потом
Не разделить уже со мной

Лист клена тронутый багрянцем,
Несет ручей кристально чистый